felix_edmund (felix_edmund) wrote,
felix_edmund
felix_edmund

Category:

Неудобная правда о Катыни - 3

f17op166d621l139
Создатели мифа о причастности советской власти к расстрелу польских военнопленных под Катынью, ссылаются на якобы записку Шелепина, внезапно появившуюся на свет из "архивов" в конце 80-х. Кто поспособствовал её появлению изготовлению, известно. "Записка Шелепина" изготовлена так топорно, что без экспертизы, просто при ознакомлении с её содержанием не возникает сомнений в её "подлинности". В тексте записки есть отсылка к якобы протоколам, с якобы бы заседания Политбюро ЦК КПСС, а на самом деле должно было быть ВКП(б), т.к. речь шла о "событии" 1940 года, где было принято "постановление". Вот эта "выписка" из "протоколов":

Katyn2_1
Я как не эксперт, отмечу ряд моментов, недопустимых при составлении подобного рода документов. 1. нет инициалов Берии, 2. нет даты, 3. нет печати, 4. у секретаря ЦК, что нет Ф.И.О.?

Вот подделка на "выписку" из "протоколов":

Katynes dok
Напечатана разными машинками, но уже хотя бы есть печать и есть фамилия секретаря ЦК.

Эти очевидные вроде бы моменты, приходится раз за разом, разбирать, в битве за историю нашей страны. Подробный оразборо того, как изготавливалась "записка Шелепина" тут: http://amarok-man.livejournal.com/189799.html

Ну, а теперь интереснейший разбор других неудобных моментов в Катынском деле:

О пистолетах вальтер и «записке Шелепина»

Пользуясь возможностью, хочу ответить на высказывания заместителя польского посла о моих «недопустимых» с точки зрения официальной Варшавы высказываниях по «Катынскому делу» – делу о расстреле польских военнопленных в начале Великой Отечественной войны под Смоленском. Эта история изначально, ещё в 1943 году, получила название «геббельсовской провокации».

«Геббельсовской» её назвали потому, что в годы войны и в первые послевоенные годы ни у кого не вызывал сомнения факт расстрела поляков немцами, а также по той причине, что «дело» с немецкой стороны по обвинению Советского Союза в Катынском расстреле лично курировал именно министр пропаганды Германии Й. Геббельс. И оно имело тогда для всех очевидный провокационный характер, направленный на раскол антигитлеровской коалиции и недопущение участия в войне против Германии сформированных в СССР польской армии Андерса и Войска Польского Берлинга.

Не вдаваясь в историческую дискуссию, которая официальной Варшаве не нужна, поскольку в нынешней Польше – в отличие от былой народной и социалистической – давно сформулирована «единственно правильная» версия событий в Катыни, отвечу заместителю посла Польши по высказанным им претензиям ко мне.

Для начала отмечу, что практика «окриков» из польского посольства по поводу «неприемлемой» и «возмутительной» для Варшавы трактовки катынских событий имеет давнюю историю. Впервые окрик прозвучал в 1990 году в адрес главного редактора «Орловской правды», год спустя – в адрес главного редактора «Военно-исторического журнала». Не могу не заметить и того, что все противоречащие официальной польской версии факты или откровенно игнорируются и замалчиваются, или цинично «выворачиваются наизнанку», извращаются и фальсифицируются. Иногда вопреки логике и здравому смыслу.

А теперь по порядку.

В первую очередь отмечу, что г-н заместитель посла очень странно интерпретирует известную «Анжерскую декларацию» польского эмигрантского правительства от 18 декабря 1939 года, официально опубликованную и содержавшую изложение основных принципов внешней политики «правительства в изгнании». При этом он обвиняет авторов интервью в «интерпретации фактов, несоответствующей историческим знаниям». Между тем одним из «принципов» этой политики было чётко зафиксированное в «Анжерской декларации» положение о «продолжающейся войне с Советским Союзом» (немецкий аналог – Kriegszustand mit der Sowjetunion – даёт ещё более чёткое определение).

Думаю, г-ну Чещлику, как дипломату, должно быть лучше других известно, что на официальном, дипломатическом языке такая формулировка означает не что иное, как формальное объявление Советскому Союзу войны, причём объявление одностороннее, поскольку советское правительство, как известно, войну Польше не объявляло. Так что никак «не соответствует историческим знаниям» попытка Варшавы переложить на нас свою ответственность – польских интернированных военнослужащих бывшего Войска Польского юридически «сделало военнопленными» именно собственное польское эмигрантское (тогда – Анжерское, впоследствии – Лондонское) правительство в изгнании, которое фактически объявило 18 декабря 1939 года войну СССР.

Самым же поразительным является то, что «храброе» эмигрантское польское правительство при этом не объявило войну Германии, которая действительно оккупировала и расчленила страну, развернув сеть концлагерей и уничтожив впоследствии около шести миллионов поляков. Германия в декларации 18 декабря лишь обтекаемо именуется «Главным врагом – Немецкой империей» – и не более. Это тоже красноречивый факт, о котором г-н Чещлик умалчивает.


a9b93c3807fc27e855f468e78993accf[1]
13 апреля 1943 года министерство Йозефа Геббельса провело пресс-конференцию с демонстрацией киноролика и фотоматериалов об убитых в Катынском лесу польских офицерах. В те дни Геббельс записал в личном дневнике: «Катынское дело становится колоссальной политической бомбой, которая в определённых условиях ещё вызовет не одну взрывную волну…»

Далее в его письме мы видим традиционный набор штампов польской пропаганды. Например, о том, что «факт расстрела польских офицеров и солдат НКВД был подтверждён источниками и многими советскими историками (выделено мной. – А.П.)», атака на ненавистную «Комиссию Н. Бурденко», «Специальное сообщение» которой якобы было отвергнуто Нюрнбергским трибуналом «за недостаточностью доказательств».

Ну и конечно же, несмотря на всю свою абсурдность, опять всплывает утверждение о закупленных НКВД «специально для расстрела польских офицеров» немецких вальтеров ППК калибра 7,65 мм и немецких же к ним патронов (жаль ещё, что г-н Чещлик не уточняет названия фирм-изготовителей). Всё это якобы большими партиями поставлялось из Германии в СССР в предвоенные годы. Эти утверждения бездоказательны, не соответствуют историческим фактам, а вернее, прямо им противоречат.

Ещё один исторический перевёртыш. «Многими советскими историками» (имена которых польский дипломат почему-то не называет) «факт расстрела польских офицеров и солдат НКВД» не мог быть подтверждён уже хотя бы потому, что в СССР – вплоть до времён М. Горбачёва и «польского Катынского орденоносца» А. Яковлева – твёрдо придерживались позиции о безусловной вине в Катынском расстреле руководства фашистской Германии, подтверждённой выводами комиссии Бурденко. Эти выводы, кстати, остаются официально и профессионально неопровергнутыми до настоящего времени.

Что касается «историков», разделяющих «геббельсовскую версию», то к ним относятся те, кто активно содействовал распространению у нас «Катынского мифа» в конце 1980-х – первой половине 1990-х годов. К их числу надо отнести Ю. Зорю, Н. Лебедеву, В. Парсаданову, И. Яжборовскую, А. Яблокова, а также их неизменного «духовного» и политического гуру – покойного А.Н. Яковлева.

Спешу поправить и «огорчить» г-на Чещлика и по поводу Нюрнберга. Трибунал не просто «не отверг» Специальное сообщение комиссии Н. Бурденко, раз принял его в качестве официального документа советской стороны под № СССР-54, но и безоговорочно признал в обвинительной части приговора «Катынский расстрел» преступлением фашисткой Германии (Раздел III «Военные преступления»). «Рукописи не горят», их нужно внимательно читать, а не извращать.

Относительно пистолетов вальтер ППК (что означает Polizei Pistole Kriminal) калибра 7,65. Во-первых, поляков в Катыни расстреливали и другими немецкими пулями – калибра 6,35 мм. Кроме того, на вооружении немецкой армии имелись пистолеты парабеллум Р-08 (7,65), считавшиеся «солдатскими», и вальтеры другой модели (Р-38) калибра 7,65 и 9,00 мм, которые именовались «офицерскими». Вальтеров ППК в войсках вообще не было. Господину заместителю посла следовало бы лучше проконсультироваться по этому вопросу со специалистами.

В любом случае, штатным оружием войск НКВД, из которого только и могли производиться расстрелы, были револьверы наган, а у офицеров – пистолеты ТТ, оба калибра 7,62 мм, но никак не парабеллумы и вальтеры.

Попытки польской стороны и её российских «единомышленников» доказать закупку в Германии специально для расстрела таких пистолетов никакими документальными свидетельствами не подтверждены. Что ещё раз прямо указывает: поляки убиты из немецких пистолетов и убиты немцами.

Не мог в своём письме г-н Чещлик не затронуть и сравнительно новую для официальной Варшавы тему Медного – второй точки на Катынской карте, где якобы захоронены расстрелянные «злым НКВД» польские военнопленные, содержавшиеся в Осташковском лагере под Калинином (Тверью). Польская сторона безапелляционно утверждает, что все они – почти 6300 человек – лежат в Медном.

Однако это противоречит данным, которые содержатся в меморандумах Министерства юстиции РФ, направленных в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в связи с рассмотрением в 2010–2013 годах дела «Яновец и другие против России». В Меморандумах Минюста – а они отражают официальную позицию РФ – чётко указано, что при эксгумации, проводившейся в 1991 году в Медном, обнаружены останки только 243 польских военнослужащих. Из них идентифицированы (опознаны по жетонам) 16 человек. Фамилии их пока неизвестны, однако нет никакой гарантии, что даже они окажутся из списка «осташковцев».

Известно другое: жетоны двух якобы похороненных в Медном польских полицейских, таблички с именами которых установлены в польской части мемориального комплекса, недавно были обнаружены в г. Владимире-Волынском на Украине среди захоронений жертв немецких расстрелов (фамилии известны).

Так о каких же 6300 захороненных в Медном поляках может идти речь? Где уж тут пытаться «приуменьшить вопрос убитых в Калинине»! Если это не ваша фальсификация, г-н Чещлик, то что это?

Что касается показаний генерала Токарева (начальника УНКВД по Тверской области в 1940-м), которые были даны им в 1991 (!) году, то они, во-первых, документально ничем не подтверждены (и вряд ли когда-нибудь будут подтверждены), а во-вторых, не подтверждаются и экспериментально, поскольку «нарисованная» Токаревым «схема расстрела» в подвалах бывшей тюрьмы УНКВД в течение месяца почти 6300 человек в военно-техническом отношении несостоятельна.

В любом случае, действующая в РФ презумпция невиновности предполагает обязательное подтверждение показаний, включая признательные, следственными действиями, которых (доказательств) в этом деле нет и, добавим, быть не может.

Самым удивительным в письме г-на Чещлика является апелляция к т.н. записке Шелепина 1959 года об уничтожении дел на «расстрелянных военнопленных». Число разного рода смысловых и орфографических ошибок, ошибок в оформлении и просто нелепостей в связи с этой запиской просто зашкаливает. Это неоднократно отмечалось и российскими, и зарубежными специалистами. Подобное недопустимо для документов такого уровня, что сразу вызывает сомнения в её подлинности. Одно упоминание в записке ЦК КПСС вместо существовавшего ЦК ВКП(б) – именно так называлась в 1940 году Компартия Советского Союза – делает этот документ юридически ничтожным и свидетельствует о его очевидной неаутентичности. После такой записки её автора на следующий день сняли бы с должности и исключили из партии.

И ещё. Оставляя в стороне вопрос об «оскорбительности для всех поляков упрёка господина Плотникова», что «в Польше якобы обходят молчанием гитлеровские преступления и не чтят памяти жертв нацистских зверств», хотел бы ещё раз напомнить г-ну Чещлику о найденной в Катыни в 2000 году нераскопанной так называемой девятой могиле с останками польских военнопленных. Эта тема в Польше «строго запретна», хотя в девятой могиле также лежат поляки – жертвы «гитлеровских преступлений». Так что лукавит г-н Чещлик – не чтят ныне в Польше память «непроверенных» соотечественников. Не дай бог подтвердится, что они расстреляны немцами.

Вот о чём бы мне хотелось сказать по существу вопросов, поднятых польским дипломатом. Хорошо, что мы имеем равное право высказываться без купюр и изъятий в нашей прессе.

И последнее: не дело диппредставительства страны, заявляющей о приверженности «западным ценностям», указывать СМИ иностранного государства, что ему можно писать, а чего нельзя. Это как минимум недемократично.


Источник: http://cont.ws/post/176354

Другие посты по теме:

Неудобная правда Катыни http://felix-edmund.livejournal.com/570619.html

Неудобная правда о Катыни - 2 http://felix-edmund.livejournal.com/595425.html

Как мы разрушали СССР, М. Тэтчер http://felix-edmund.livejournal.com/590775.html

Письмо подлецу и подонку солженицыну - 4 http://felix-edmund.livejournal.com/596618.html

Письмо подлецу и подонку солженицину - 3 http://felix-edmund.livejournal.com/590382.html

Письмо подлецу и подонку солженицину - 2 http://felix-edmund.livejournal.com/588362.html

Письмо подлецу и подонку солженицину - 1 http://felix-edmund.livejournal.com/588281.html

СССР сперва разграбили, а потом угробили: разгадка перестроечного дефицита http://felix-edmund.livejournal.com/557916.html

ГУЛАГ и репрессии в цифрах http://felix-edmund.livejournal.com/573957.html

Первая и Вторая «Перестройка» — Хрущёва и Горбачёва — шаги одного пути развала СССР http://felix-edmund.livejournal.com/549143.html

Рок-лоботомия: как мы гробили свою идентичность. Часть 1 http://felix-edmund.livejournal.com/515843.html

Рок-лоботомия, часть 2: диктатура уныния, бездарности и вторичности http://felix-edmund.livejournal.com/519687.html

Tags: Красная армия, Польша, СССР, военные преступления, война за историю, война с историей, информационная война, перестройка
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments